Фосфорическая женщина (staruska) wrote,
Фосфорическая женщина
staruska

Categories:

мизансцена "вознесение души"

обычно я - даже не то чтобы следую кодексу, что "критик не должен говорить КАК НАДО, а только отмечать как "не надо", - я со своим рылом в калашный ряд не лезу по простой причине отсутствия фантазии:)) Но в финале "Улыбнись нам, Господи" - я даже рукой по коленке стукнула - так не хватило там коронной мизансцены Атиллы Виднянского *адептом которого я являюсь:))* - это бы добавило визуальной да и вообще мощи, конечно, если бы Эфраим и Шмуле-Сендер - не просто бы вращали эту конструкцию с поминальными свечами, а зацепившись за нее, и сами бы как великомученики взмыли вверх.

ulybnis1.jpg

как это по факту осуществить - надо конечно думать: Маковецкий и Князев вряд ли на такое решатся:) тут надо похожих каскадеров. Как, собственно, и было в "Йоханне на костре": взмыть без страховки под колосники основной сцены Александринки - драматическому актеру не под силу, но там это еще решалось смыслово: пока каскадерша взлетала вверх, на авансцене (точнее даже - уже за оркестровой ямой, прямо перед первым рядом зрителей, опять появлялась сама Жанна Д'Арк=читай, ее душа, т.е. этот трюк был намеренно на виду и, соответственно, не претендовал на копперфильдовские лавры, что только бы отвлекло от смысла).
А вот в "Человеке крылатом" Виднянского *мой прямо любимый спектакль:)* - там все заканчивалось опять же - вознесением (но дело было уже на малой сцене (точнее, зрители сидели на сцене) Александринки - безо всякой подмены, вверх взмывали сами актеры (но не на самый верх конечно). Другое уже дело, что великомучениками там трактовались Гагарин и Титов - для невидевших спектакль мысль, конечно, смелая:) но в русле того спектакля, поставленного в жанре "мистерия о советской космонавтике" - вполне оправданная.
*мне там, кстати, понравилась инсценировка, вроде все просто написано, факты - на поверхности, но как скомпонованы - но это вопрос отдельный*

и ничего в этом дурного нет, чтобы прием из арсенала Виднянского использовать: вот Авнер Розенталь - же тоже - уходит в смерть как в свет - такое тоже много где бывало, но это не умаляет эффект воздействия этой сцены.
=================================================

еще про "Улыбнись нам, Господи":

в 1м действии, почти в начале - меня очень тронуло как Эфраим по свойски разговаривал с могильными плитами на кладбище - по духу эта сцена мне напомнила "Диббук" Арье, который я считаю театральным эталоном еврейской притчи.

хотя в спектакле по ритму чувствуются провисы, но вот долгие сцены, когда Эфраим=Маковецкий просто молча сидит, потупившись в своей кибитке, о сыне думает - мне как раз понравились - беккетовские они такие.

а еще двойственность образа Козочки мне понравилась: она - еще и как оберег, спасает своего хозяина в пути, только против фашистов - и она бессильна оказалась.
Tags: theatre4theatre, theatre_history
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments